На этих выходных посчастливилось лично пообщаться с представителем Карельского регистра доноров костного мозга. Я состою в регистре, т.е. являюсь резервным донором костного мозга с 2013 года. Звучит, кажется, пугающе, но на самом деле все очень просто. Я однажды сдала один-единственный образец крови, и теперь пациенты, которым требуется неродственная трансплантация костного мозга, после запроса в регистр могут сравнить свой "генетический набор" с моим. До недавнего времени с представителями регистра я контактировала исключительно дистанционно, а тут-таки дорвалась до живого общения! Основная боль регистра - это малая информированность о донорстве костного мозга и как следствие - катастрофически малое количество людей, готовых стать донорами КМ. Очень показательно, на мой взгляд, то, что основную массу резервных доноров наших российских регистров составляют родственники пациентов, которым когда-то нужна была трансплантация. Получается, люди узнают о проблеме и соглашаются вступить в регистр только когда сами сталкивается с необходимостью поиска неродственного донора КМ. В этом году меня пригласили для проведения расширенного генетического типирования. Для этого анализа я сдала буккальный соскоб (образец клеток слизистой щеки) - без каких-либо неприятных ощущений за чашкой чая с очень приятным собеседником. Зачем мне это? Что мне это даёт? Кроме знакомства с интересными людьми и ощущения причастности к большому и очень важному делу - я могу получить результаты своего HLA-типирования, а также узнать, не являюсь ли я, случаем, носителем мутации рецептора CD4-лимфоцита - той самой мутации, которая обеспечивает невосприимчивость клеток к ВИЧ. Практического значения для здорового человека эта информация не имеет, но как-то же я должна вас простимулировать на вопросы о донорстве костного мозга в комментариях!